udm-info

162 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир
    "Вакцина, пока она не прошла определенный контроль качества, не получила право выхода в гражданский оборот, не может ...Большие очереди н...
  • Александр
    На первое место нужно поставить "сбои"Жителям микрорайо...
  • Agent 04
    В массовом количестве газовые магистрали уже проведены по границам участков. Там практически ничего не потребуется вк...«Единая Россия» с...

Письма с передовой 

Письма с передовой 

В галерее музейного комплекса «Дорога памяти», который открыли в 2020 году Москве, среди десятков миллионов фотографий участников Великой Отечественной войны есть и изображение нашего земляка Филиппа Ивановича Карпова, обычного солдата, не успевшего дослужиться до наград и званий, пропавшего без вести в сентябре 1942 года.

Упоминание о Филиппе Ивановиче появилось в галерее благодаря семье, которая отправила создателям музейного комплекса копии его писем с фронта и фотографию.

Где и когда погиб дедушка, семья узнала лишь в 2021 году.

Его внучка Лидия Ивановна Егорова рассказала корреспонденту Udm-Info до боли короткую историю солдата по его письмам, доставшимся ей, как семейная реликвия, от мамы Риммы Филипповны и бабушки Дарьи Ивановны.

Призыв

Карпов Филипп Иванович родился 9 октября 1904 года. Жил в Ижевске на улице Красной, 200 с женой Дашей и тремя детьми: Леной (1932 года рождения), Леонидом (1934 г. р.) и Риммой (1938 г. р.). Работал сапожником в сапожной мастерской.

Великая Отечественная война началась 22 июня 1941 года, в июне же его и призвали в ряды Красной Армии. Сначала он попал в школу младших командиров, откуда сержантом отправился сразу на передовую в составе 341-го отдельного пулеметного артиллерийского батальона 284-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии.

«Нахожусь на передовой позиции»

«Письма от дедушки приходили очень часто, но сам он просил не писать ему пока, потому что они будут двигаться», - рассказывает Лидия Ивановна.

Из писем, полученных в январе, семья узнала, что он уже участвует в боях.

Так, в письме от 18 января он пишет: «Нахожусь на передовой позиции. Шли пешком 9 дней. Сейчас меня назначили помощником командира взвода. Пока жив и здоров».

Проскакивают и такие строчки: «Вроде все нормально, но не хватает табачку».

Также в январе он сообщил, что очень холодно, немцы при отступлении сожгли все деревни и ночевать приходится прямо на снегу. «Фашистская сволочь сожгла все деревни, так что приходится все время быть на морозе», - пишет он.

Действительно, зимой 1941/1942 гг. советские войска перешли в наступление на нескольких фронтах.

Вот только на каком именно фронте воевал Карпов, в каком наступлении участвовал, какая обстановка на фронте, узнать из писем невозможно, об этом не писали, на всех письмах стоит штамп «Проверено цензурой».

Письма написаны очень осторожно, ничего лишнего. «Аккуратно, - уточняет его внучка, - в них дедушка пишет немного о себе, больше интересуется, как живет семья».

«Раны долго не заживают»

27 февраля Филипп Иванович получил ранение. Уже из госпиталя он пишет, что ему прострелили голеностоп и бедро: «Нахожусь в госпитале города Энгельса Саратовской области. 27 февраля меня ранило в обе ноги, но кость не задета. Несмотря на длительное лечение, раны не заживают, пальцы скрючились, онемели и невозможно наступать на ногу».

В конце письма приписка: «За дорогого Сталина добьем фашистскую сволочь».

«Береги детей»

Он находился на лечении март, апрель, май, июнь. Письма писал каждую неделю. В каждом - тоска по дому и семье. В каждом он пишет своей жене Даше: «Береги детей».

Лидия Ивановна рассказывает: «Моя мама была самой младшенькой в семье. Филипп Иванович во всех письмах с фронта просил жену: «Поцелуй Римму», даже дважды подчеркивал эту фразу. Ей было всего три года, когда он ушел на фронт, поэтому очень переживал за нее и скучал по ней сильнее, чем по старшим детям».

Старшим детям отец писал: «Здравствуйте, дети - Лена и Лёня. Шлю вам свой отцовский привет и целую вас. Вы за меня поцелуйте Римму и свою маму. Слушайтесь своей мамы, что бы она ни заставила сделать, все исполняйте, не балуйтесь, не хулиганьте. Любите Римму, не обижайте ее. По городу ходите осторожно, берегитесь трамвая и автомобилей».

Лене тогда было 10, а Леониду - 8 лет.

30 апреля Филипп Иванович получил посылку от жены с продуктами и сразу пишет ответ: «Получил письмо 30 апреля, за что очень тебе благодарен, так как оно для меня стало первомайским подарком. Но, не смотря на это, разреши Даша тебя немного пожурить за посылку. Мне здесь табаку дают, чай пью всегда с сахаром, хлеба дают тоже достаточно, половинку белого и чёрного, так что, видишь Даша, что я ни в чем не нуждаюсь, и все твои заботы являются лишним для тебя трудом. Лучше бы ты и детишки это скушали - это было бы совсем хорошо. Так что обо мне не беспокойся, так как я живу много раз лучше, об нас заботится наша партия, правительство и весь советский народ».

В другом письме он наставляет ее: «Не берись за несколько работ, побереги себя. Еще нужны нам будут руки для того, чтобы поднимать наших детишек».

В письмах из госпиталя надежда на то, что после ранения его отправят домой. Однажды он написал, как будто предчувствовал: «Купи беленькую пол-литра. Если приду - отметим возвращение, а если получишь похоронку – помяните меня. Приготовь, пусть будет».

«Судьба вашего мужа нам неизвестна»

В июле Филиппа Ивановича выписали из госпиталя и направили в запасной полк. В одном из писем он пишет, что в августе они двинулись: «Идем по 10-12 км в день. Очень болит нога».

Есть такой момент, когда он начинает подписывать письма жене не «твой Филипп», а «живой Филипп». «Видимо, когда вступали в ожесточенные бои, он терял надежду на скорое возвращение домой, а возможно, и вообще на возвращение», - по-своему объясняет Лидия Ивановна.

14 сентября 1942 года он написал, что они идут, участвуют в боях. И вдруг письма перестали приходить.

Дарья Ивановна стала отправлять запросы. Написала в бывшую часть. Оттуда ей ответили, что его направили в запасной полк. Она написала туда, ей ответили, что он не дошел.

В декабре 1942 года командир части, в которую он не дошел, ответил ей: «Карповой сообщаю, что судьба вашего мужа нам неизвестна, так как последний в нашей части не служил, деньги на его содержание мы получили, вышлем их в бывшую часть».

Погиб за Невский «пятачок»

О том, где погиб Филипп Иванович Карпов, его близкие узнали лишь в 2021 году, когда появился портал «Память народа» - крупнейший в мире интернет-ресурс подлинных документов о Второй мировой войне, которые были рассекречены по приказу Минобороны РФ №181 от 8 мая 2007 года.

Там написано, что Карпов Филипп Иванович 1904 г. р. погиб 14 сентября 1942 года в Ленинградской области, Всеволожском районе, в поселке Невская Дубровка у реки Нева напротив бумкомбината.

На самом деле эта скудная информация говорит о многом. Исходя из нее, корреспондент Udm-Info считает, что Филипп Иванович участвовал в Синявской операции 19 августа – 10 октября 1942 года, и погиб недалеко от Невского «пятачка», - такое условное название получил плацдарм на левом берегу Невы. На нем войскам Ленинградского фронта необходимо было закрепиться для того, чтобы начать наступление на Мгу и Синявино, навстречу войскам Волховского фронта, наносившим удар с востока, и тем самым прорвать блокаду Ленинграда.

Из поселка Невская Дубровка с правого берега Невы, в том числе и из точки бумажного комбината, шло постоянное пополнение на Невский «пятачок», на котором никак не удавалось закрепиться из-за неудачной позиции, поэтому и потери были огромные. До сих пор никто точно не знает, сколько там погибло наших солдат. В 1960-е годы впервые была названа цифра в 200 тысяч погибших, имена большинства из них не установлены.

Увы, тогда блокаду прорвать не удалось, но зато, согласно Википедии, советские войска своим наступлением не позволили противнику осуществить план захвата Ленинграда под кодовым названием «Северное сияние», сковали значительные силы немецких войск, чем способствовали обороне Сталинграда и Северного Кавказа.

Письмо от 14 сентября Филипп Иванович написал в день своей смерти, и есть в нем такие слова: «спешу сообщить, что я пока жив и здоров, хотя уже часть моих товарищей вышла из строя...»

Его жена, Дарья Ивановна, больше замуж не вышла, одна подняла троих детей, всем дала образование. Умерла в 2006 году в возрасте 76 лет.

Письма с передовой 

Письма с передовой 

Письма с передовой 

Письма с передовой 

Письма с передовой 

Письма с передовой 

Письма с передовой 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх