Последние комментарии

  • Алексей Марков16 августа, 0:44
    к неготовности принимать правильнее будетВ «Укртрансгазе» заявили о готовности ГТС Украины к прекращению транзита газа из РФ
  • Konstantin Marsov10 августа, 12:34
    Не лезь в политику и в историю.....Губернатор Калужской области Артамонов может спровоцировать татарских националистов
  • Ирина Петрова7 августа, 12:16
    Люди теряют человеческий облик..Пьяные рецидивисты несколько часов насиловали бездомную пенсионерку в Ижевске

Камбарская «ромашка»: верить или не верить?

Своеобразный «день открытых дверей» прошел в Камбарке на заводе по уничтожению химоружия – том самом объекте, который, по замыслу федерального правительства, должен стать комплексом по утилизации отходов 1-2 класса опасности.

Двери открыты не для всех

Военные дали добро на экскурсию по объекту для представителей общественности, но пустили в открытые двери не всех.

Как, впрочем, (только уже не военные, а организаторы) и на брифинг с участием представителей Минпромторга России, РосРАО (федерального оператора обращения с отходами 1-2 класса) и экспертов. В числе не прошедших фейс-контроль оказались два депутата МО «Камбарское» и три депутата районного совета.

Чем они могли навредить участникам? Задать неудобные вопросы? Но для представителей РосРАО и чиновников в нынешнем положении все вопросы, касающиеся комплекса по утилизации отходов, за исключением имеющих очевидные и давно озвученные ответы – неудобные. Боялись новых протестов? Но крайне негативное отношение, как минимум, пятой части 10-тысячной Камбарки к перепрофилированию объекта УХО в комплекс по утилизации отходов и так прекрасно известно – на городском митинге и после него было собрано больше 2,3 тыс. подписей под требованием отказаться от планов перепрофилирования объекта.

В конце концов, те, кого почему-то не пустили на объект УХО и брифинг – депутаты. И разговаривать с ними, хотят того сторонники реализации проекта или нет, придется. Попытки не пустить местных народных избранников на обсуждение ключевой для города и района проблемы лишь усиливают напряжение, а вместе с ним и подозрения в том, что от общества что-то скрывают. Худшего итога «публичного» мероприятия, ждать, пожалуй, и не стоило, теперь пол-Камбарки будет в курсе, что сторонникам проекта есть что скрывать…

Что скрывать?

А скрывать, похоже, действительно нечего, во всяком случае, пока. Это стало понятно уже на посвященном перепрофилированию комплекса заседании Общественной палаты Удмуртии в середине июня: пока отсутствует проектная документация, говорить о том, какие именно отходы и откуда будут завозиться на объект, как и по каким технологиям утилизироваться – все равно что толочь воду в ступе. За месяц ничего принципиально не изменилось, что замгендиректора РосРАО Максим Корольков не особенно и скрывал, повторяя то же самое, что говорил месяцем раньше.

Разумеется, не дала ответов на главные вопросы и экскурсия на объект УХО, где военные, уничтожившие 6349 тонн люизита еще в 2009 году, вот уже десятый год подряд проводят ликвидационные мероприятия, сжигая все, что имело отношение к боевому отравляющему веществу.

Сжигается это все в специальной печи, включая и спецодежду работников объекта. Остающийся шлам пакуется в полиэтиленовые пакеты и 200-литровые бочки, которые хранятся тут же, на объекте. Полигон для хранения шлама так и не был построен из-за отсутствия финансирования, и будет ли построен к тому времени, как военные покинут объект, большой вопрос.

Покинуть объект военные планировали в 2024 году, после завершения всех ликвидационных мероприятий. Однако Минпромторг РФ, министерство, занимающееся в том числе проблемой отходов 1-2 класса, их торопит. Как заявил директор департамента химико-технологического комплекса Минпромторга РФ Александр Орлов, ликвидационные мероприятия военные должны завершить уже в 1 квартале 2023 года, после чего передать объект РосРАО.

Именно объект, а не технологии уничтожения химоружия, к утилизации отходов, как говорят эксперты, отношения не имеющие (тем более что оборудование, контактировавшее с люизитом – уничтожается). На заводе РосРАО интересует, прежде всего, инфраструктура: подъездные пути, газ, складские помещения. А кроме того – элементы системы безопасности при обращении с опасными веществами и 3-ступенчатая система экологического мониторинга, не зафиксировавшая за время уничтожения люизита и ликвидационных мероприятий ни одного превышения допустимых показателей вредных веществ в атмосфере, почве и воде.

Общественников, настроенных против перепрофилирования объекта УХО в комплекс по утилизации отходов увиденное и услышанное не убедило.

«Нас не убедила позиция сегодняшнего дня. Нам было сказано, что в Удмуртии образуются «серые» отходы 1-2 класса опасности, что они образуются и в соседних с Удмуртией регионах. Однако объемы этих отходов не сообщаются, не говорят нам и о том, как их планируют доставлять.

Иными словами, нам было сказано: определено место предприятия – Камбарка, но как именно будут утилизироваться отходы, какие и откуда будут завозиться, какое придет оборудование – не известно. В связи с этим делать те или иные выводы о возможности данного производства на площадях объекта УХО еще рано, необходимо собирать сведения, проводить общественные слушания и экспертизы», - заявила сопредседатель общественного комитета «Нет заводу смерти в Камбарке» Роза Ахмедшина.

Болеют, но все реже и реже…

На прошедшем сразу после экскурсии брифинге общественников было еще меньше, чем на объекте УХО – одних не пустили, другие, поняв, что ответов на свои вопросы они не получат, участвовать в нем не стали.

Что вполне объяснимо – большая часть сообщенных приглашенными экспертами сведений касалась объекта УХО, а не комплекса по утилизации отходов, о котором мало что известно.

Пожалуй, самым резонансным было выступление замначальника МСЧ №41 по медицинской части Дианы Фаткулиной, заявившей, что, по данным медиков, заболеваемость среди сотрудников объекта по утилизации химоружия в два раза ниже, чем в среднем по республике, а наиболее распространенными заболеваниями среди них являются миопия (близорукость), сердечно-сосудистые недуги и ожирение.

Как отметил кто-то из участников брифинга, если эта статистика верна, объект по уничтожению химического оружия стоило бы передать не РосРАО, а Минздраву Удмуртии для обустройства там какого-нибудь санаторно-курортного учреждения повышенной комфортности.

Затронула госпожа Фаткулина и тему онкологии. По ее словам, смертность от онкологии среди трудоспособного населения Камбарки в 3,5 раз ниже, чем от травм, по показателям смертности от онкологии Камбарка располагается на 13-м месте в Удмуртии.

Впрочем, статистика эта – лукавая. На митинге в Камбарке жители города уверяли, что показатели сознательно занижаются: умершим от рака часто указывают иные причины смерти. По данным Минздрава УР, в 2017 году Камбарка занимала второе место по онкологическим заболеваниям с показателем 490,2 чел. на 100 тыс. населения (на первом был Киясовский район); 2018 году ситуация чуть изменилась, и с показателем 487,5 чел. на 100 тыс. населения Камбарский район занимал третье место в Удмуртии (выше – Селтинский и Граховский районы).

Схоластика по-камбарски

Все прочие объяснения – как представителя РосРАО, так и приглашенных экспертов – деталей скупой на подробности картине не добавили, поскольку в разное время уже звучали. И то, что наводить порядок в сфере утилизации отходов 1-2 класса понимают все, и те, кто против перепрофилирования комплекса в том числе. Они не понимают другого – почему объект надо перепрофилировать, а не строить новый на наиболее подходящих для этого безлюдных территориях. Понятно, что государство пытается таким образом сэкономить деньги, но воспринимается это населением как попытка экономить на людях.

Лишним тому подтверждением является уклончивая позиция представителя РосРАО по поводу камбарской «социалки». «Пряники» в виде льгот на отдых и лечение обещаны, но тем, кто будет работать на комплексе по утилизации отходов, но не всем жителям города. А таких в итоге наберется около 200 человек (и это в лучшем случае). Для сравнения, ровно 10% бюджета завода УХО пошли на развитие социальной сферы Камбарки и прилегающего района.

Ничего подобного РосРАО камбарякам (во всяком случае, пока) даже не обещает. И максимум того, что получат жители Камбарки от того, что он станет «городом присутствия Росатома» - моральное удовлетворение. Это – одна из ключевых причин недовольства жителей города, и так порядком натерпевшихся от соседства с люизитом, совершать очередной бесплатный подвиг на благо Родины, живя по соседству с комплексом, мало кто хочет.

Но протест весомой части жителей Камбарки и общественников хоть и заявлен, но пока так же, как и позиция сторонников реализации проекта, не имеет весомых аргументов. И если они появятся, то исключительно после того, как заинтересованной общественности представят наконец проектную документацию. Пока же обе стороны занимаются схоластикой, предлагая принимать на веру все, что они говорят. Но в таком сложном деле вера и знания – две вещи несовместные.

Сколько продлится эта странная пауза до появления хотя бы проектной документации на объект, тоже вопрос. Минпромторг РФ, РосРАО и прочие заинтересованные стороны вроде бы спешат, не случайно же военных попросили закончить ликвидационные мероприятия на год раньше. Но спешка эта может иметь и свои причины: чем быстрее проект пройдет необходимые экспертизы, тем выше шанс, что диалог с жителями Камбарки и общественниками будет происходить в рамках публичных слушаний, а не референдума.

Референдум, решение о проведении которого принимать местным депутатам (в том числе и тем, которых не пустили на объект УХО и брифинг). Проводись он прямо сейчас, шансы на положительный для сторонников реализации проекта исход, скорее всего были бы мизерными. Впрочем, таковыми они и останутся, если представители федерального министерства, РосРАО и республиканских властей будут предлагать камбарякам не знать, а просто верить на слово.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх